o materi2

Босоногие принцессы

Алла Прокудина, п. Бачатский

Памяти моей мамы Яськив Зои Андреевны

 

 

Время неумолимо стирает из прошлого один эпизод за другим. Так получилось, что именно мама осталась обделенной моими самыми светлыми воспоминаниями. Как много бы хотелось сейчас у нее спросить…

 

Мама постоянно что-то делала. Мне кажется, она умела все. В нашем доме жили старинная прялка, две швейные машинки (ножная и ручная). На пенсии в руках ее сновали то спицы, то веретено. Мама очень любила детей и свою профессию учителя. Она была отчаянной фантазеркой, и в старости сохранила в себе детство. А переехав ко мне, всегда находила себе маленьких друзей в песочнице.

Событие, о котором я хочу написать, произошло в июне 1972 года. Позднее, в своих откровениях с сестрой, мама скажет:

- Зина, для меня эта встреча дороже, чем медаль.

Поскольку я тогда была маленькой, позволю себе писать от третьего лица.

***

Зоя Андреевна подоила корову, и Марта, важно покачивая боками, присоединилась к пылящему по деревне стаду. Женщина присела на крылечко, июньская прохлада, смешанная с запахом отцветающей сирени, накрыла учительницу воспоминаниями.

Вот уже четыре года, как она приехала вслед за мужем в маленькую деревушку. Муж работал управляющим, а она приняла заведование малокомплектной школой. Вчера у ее детей в соседнем селе выпускной вечер. Совсем взрослые стали ее малыши. Приглашение приняла, а поехать не смогла.

В жизненной круговерти она не так часто встречалась с учениками, но если удавалось, то это были самые лучшие минуты, которыми она искренне и безмерно дорожила. При встрече учительница не переставала удивляться тем сказочным метаморфозам, как из вихрастых мальчишек с беспорядочно-рассыпанными по лицу золотистыми веснушками, и из робких девчушек, с неумело заплетенными косичками, (мамы уже в 5 утра убегали на ферму), вырастали высокие плечистые парни и очаровательные девушки.

Дети в деревне взрослели рано. В каждом дворе – большое хозяйство, забот хватало на всех. Вместе со взрослыми мальчишки пасли скот, быстрым движением вскакивая в седло, и литовкой могли косить лет с тринадцати. А рядом с отцами-трактористами пахали и в пыльную сушь, и в нудный мелкий дождик. Но зато ее пацаны с легкостью играли в футбол и волейбол, не страшились никаких заплывов по реке, а домой возвращались с полными ведрами ракушек.

Вновь запестрели в памяти школьные картинки: вот ее ребятишки маршируют на смотре строя и песни в шлемах, сшитых за одну ночь, а здесь они доктора, приводят в порядок учебники в «Книжкиной больнице», а вот, победив в «Зарнице», уставшие, с горящими глазами, летят к ней по снегу, размахивая флагом.

Мимо, позвякивая ведрами, прошла на водокачку соседка:

- Здравствуй, Андреевна.

- Здравствуйте, Таисья Тимофеевна.

Женщина вернулась к будням: завтра у старшей дочки последний экзамен в институте, буду ждать звонка.

На обратном пути соседка остановилась с полными ведрами:

- Никак к тебе, Андреевна, парни с девчонками по деревне бегут.

Сердце забилось до боли: Неужели?

Калитка распахнулась, и к ней подбежали веселые и румяные ее взрослые дети с букетами полевых цветов. «Мои дорогие Лида, Любаша, Анечка, Виктор, Александр…». Как в детстве, когда, ликуя, а порой, в слезах, неслись рассказать о сокровенном, сегодня пришли поделиться своими мечтами. Учительница обнимала своих детей и плакала.

В ее комнате долго будут стоять букеты из золотисто-оранжевых огоньков, ярких как пионерское детство с зарницами и кострами, и белоснежных ромашек, нарядных и лучистых, как сами выпускники, а каждый лепесток - это символ открывающихся перед ними дорог.

После отшумевшего выпускного бала десятиклассники пошли встречать рассвет, а когда миновали березовую рощу, решили всем классом идти к первой учительнице. Деревушка раскинулась в восьми километрах от центрального села. Как только свернули на проселочную дорогу, девчонки разулись, и с туфельками в руках, наклонив голову, стали прыгать в воображаемые классики, а потом цветными пушинками разлетелись по лугу.

Справа, большим синим зеркалом, оставался пруд. Еще с вечера задорное солнце размешало голубую и розовую акварель в прозрачной воде, чтобы выплеснуть все это на утреннее небо. Аромат цветочного луга привел в движение птичий оркестр. Особо выделялась одна птаха, с озорным любопытством залетая вперед ребят, будто хотела спросить, куда они так спешат. И выпускники запели песню из далекого детства:

У дороги чибис,

У дороги чибис,

Он кричит, волнуется чудак:

«А скажите, чьи вы?

А скажите, чьи вы?

И зачем, зачем идете вы сюда?»

o materiОт влетевших с первыми лучами солнца шумных гостей брат с сестрой проснулись, и теперь стояли в проеме спальни, наблюдая за радостной суматохой. Алька еще никогда в жизни не видела столько красавиц. Девушка с голубыми глазами нарядилась в бирюзовое платье из невесомого батиста с юбочкой «солнце». Ее тонкая талия была перетянута широким поясом, а волосы распадались романтичными морскими волнами. На других маминых ученицах переливались коротенькие платья из парчи и тафты. Золотистый ободок на голове выпускницы в светлом атласном платье с заложенными по подолу складками привел дочку учительницы в полный восторг: «Принцессы. Настоящие принцессы,- подумала Алька, - жаль только, что все они босые». Парни в строгих костюмах и белых рубашках показались ей одинаковыми: взрослые и красивые.

За большим круглым столом с праздничной клеенкой гости пили парное молоко с домашним хлебом. В разгар деревенского застолья только и было слышно:

- Зоя Андреевна, а Вы помните?

- А это, Зоя Андреевна, помните?

Порой пролетал легкий флирт между девчонками и парнями:

- А ты помнишь, как ты в 1 классе шестерку задом-наперед писала?

- Сам ты так писал. У меня, вообще, почерк больше всех на зойандреевнин похож.

Ох уж этот почерк! Мальчишки писали крупно, размашисто, а вот девочки старались выводить ровные красивые буковки. Зоя Андреевна совершенно не баловала детей, не потакала их капризам: ругала за кляксы и заставляла аккуратно переписывать домашние задания после уроков. А показы букв и цифр в тетрадках делала до конца четвертого класса.

Однажды ее навестил ученик из последующего выпуска, капитан, и отрапортовал:

- Зоя Андреевна, у меня в пароходстве самый лучший почерк. Все не напрасно.

Выпускники поделились с учительницей планами на будущее. Девочки хотели стать медсестрами, учителями, экономистами. А вот в жилах мальчишек текла крестьянская кровь. Парни выберут сельские профессии.

Пришло время прощаться. Зоя Андреевна вышла за деревню провожать дорогих гостей. С одной стороны она тревожилась, что ее ученики оставались один на один со взрослой жизнью, с другой – радовалась, что их ждут большие города. Учительнице очень хотелось, чтобы ребята сохранили школьную дружбу. Долго будет женщина стоять и смотреть вслед уходящим детям.

Праздничная ночь заканчивалась и переходила в тихое светлое утро. На лугу, навстречу слепящему солнцу, искрились нежные лепестки ромашек, а в низине печально догорали огоньки.